48eb4596be2ee164
  • На Главную
  • Карта сайта
  • Карта сайта
Приветствуем вас на нашем портале БитсБайдреРус, здесь Вы прочтете актуальные и интересные новости: авто, науки, техногии, спорта, экономики и прочего.

Голос Донбасса. В какое будущее верят в регионе

Общество
Голос Донбасса. В какое будущее верят в регионе
В субботу, накануне выборов, корреспондент Фокуса спросила у дончан: вы пойдете на выборы? Но уже в воскресенье оказалось, что они де-факто лишены права на волеизъявление – избирательные участки в Донецке не работали. Тем важнее услышать их голос


Игорь Шинкарёв, частный предприниматель, 52 года

В 1991 году я голосовал за независимость Украины, потому что не хотел больше жить в тоталитарном государстве. Я верил в то, что рождается новая демократическая держава, которая со временем займёт достойное место среди европейских стран. Проголосовав 25 мая, я хочу подтвердить сделанный когда-то выбор и выразить протест против разделения Украины. Я и сегодня верю в то, что наше государство способно выйти на новый уровень экономического и социального развития. Но это возможно только при условии национального и территориального единства. Хватит лить кровь и рвать Украину на куски! Хватит делить на Запад и Восток!Давайте, наконец, услышим друг друга.

Очень надеюсь на то, что выборы в Донецкой области всё-таки состоятся и пройдут в соответствии со всеми законодательными нормами демократического государства.
Я всем сердцем прикипел к этой земле, хотя родился и вырос в России, в Алтайском крае. В молодости работал в ЦК Комсомола: в числе активистов агитпоезда «Ленинский Комсомол» исколесил почти весь Советсткий Союз от Мурманска до Бухары и от Усть–Илимска до Калининграда. Но так распорядилась судьба, что любовь свою я встретил в Донбассе в 1986 году и переехал сюда. Теперь моя родина здесь.

Виктор Суетин, протоиерей УПЦ МП, настоятель Свято-Андреевского храма в городе Макеевка (34 года)

Никогда не считал себя украинцем. На моём доме давно висит табличка с названием улицы и номером дома на фоне российского флага. На ней также написано, что я говорю по-русски. Говорят, что российские спецслужбы посеяли на Востоке зерно раздора. Может быть. Но они посеяли его в благодатную почву, которая ждала этого зерна.

Неделю я кормил бойцов ополчения, охранявших блокпост, располагавшийся рядом с моей церковью. Я накормил бы и голодных солдат украинской армии, и дал бы им кров: они - люди подневольные. Но я не протянул бы руку помощи Правому сектору. Их в Донбасс никто не приглашал.

И как священнослужитель, и как человек я осуждаю кровопролитие. Особенно меня повергли в шок события в Одессе, где я учился в семинарии, где у меня осталось много друзей. Одного из них снимали с пожарной лестницы в горевшем Доме профсоюзов.

То, что я поддерживаю и признаю ДНР – исключительно моя личная гражданская позиция. Даже несмотря на то, что я считаю себя гражданином Донецкой народной республики, я не перестану подчиняться митрополиту Киевскому. Церковные границы не имеют никакого отношения к государственным. Это – совершенно иное измерение. Официально УПЦ не имеет права поддерживать ни одну из сторон конфликта и игнорировать прихожан с оппозиционными взглядами. Поэтому факт сбора сумской церковью материальной помощи для армии я считаю недопустимым. Это сбор денег на убийство одних прихожан другими.

На украинские президентские выборы я не пойду, потому что не считаю себя вправе выбирать президента чужой страны. Месяц назад возле своего дома я повесил флаг ДНР, флаг государства, в котором живу.

Елена Царёва, пенсионер, 60 лет

Я не одобряю путь, которым наше сегодняшнее правительство пришло к власти: то, что строится на людской крови и слезах, не устоит. Нужно было дождаться 2015 года и выбрать нового президента, если этот чем-то не устраивал. Нужно было действовать по закону. Среди кандидатов я пока не вижу достойного доверия, но отдать свой голос за одного из них – мой гражданский долг.

Я не хочу раздела Украины! Сын с невесткой другого мнения: они за ДНР, участвовали в митингах, а меня в шутку называют «бендеровкой». С соседями стараюсь на эту тему даже не заговаривать: не хочу скандалов. Я не верю в то, что Донецкая народная республика сможет самостоятельно развиться в полноценное государство. Присоединения к России я тоже не хочу. Пусть примут закон о федерализации, пусть каждый регион отвечает сам за себя, но в составе единой и неделимой Украины.

Никогда не думала, что в нашей стране возможна гражданская война. Сегодня мне невыносимо больно видеть то, что творится в Украине. За что гибнут молодые парни? Одни смотрят в сторону России, другие подражают Европе. А зачем? Никакой гамбургер не заменит украинского борща.

Мой папа был родом из Западной Украины, а мама из Волгограда. Я родилась в Ростове-на-Дону, но по-настоящему родным для меня стал Донецкий край. У меня большая и дружная семья: близкие родственники в Закарпатье, Брянске, Волгограде… Мы часто созваниваемся, ездим друг к другу в гости, и никогда между нами не возникало языковых преград. Какая разница, на каком языке мы говорим, лишь бы понимали и любили друг друга.

Валерий, шахтёр, 25 лет

То, что не буду принимать участие в выборах президента, я решил ещё в марте. Таким образом я хочу выразить своё неуважение к киевской власти, которую считаю незаконной. Я – коренной дончанин и хочу, что бы на моей земле был порядок. Мне жить здесь дальше, строить семью, растить детей… Я верю в ДНР, и поэтому принимал участие в захвате Донецкого областного совета 7 апреля. Захват происходил без военных столкновений: милиция перешла на нашу сторону. Нам никто не платил, и наши действия не были координированы российским спецслужбам, как это любят утверждать украинские СМИ.

Мы захватывали административные здания чтобы показать, что Донбасс не будет молчать. Мы не позволим без нашего согласия втянуть нас Евросоюз и НАТО. Задумайтесь, зачем мы Европе? Думаете, там очень переживают об улучшении уровня жизни простых украинцев? Им просто нужна помойная яма для отходов производства и наш чернозём. В Святогорье планируется добыча сланцевого газа. Если это допустить, на территории Донецкой области скоро не останется ничего живого!

Я считаю, нам следует держаться поближе к России, это – богатая и сильная держава со стабильной валютой и ядерной дубиной в руках. Вступление в Таможенный союз – вот наш путь. Мою точку зрения разделяет большинство жителей Донбасса. Лучшим доказательством этому служат результаты референдума. Донецк пришёл и выразил свою волю. Люди были готовы стоять по нескольку часов в очередях, чтобы отдать голос за свободу от Киева.

Если борьба затянется, Донецкой народной республике будет сложно выстоять. Мы очень надеялись на помощь России, но пока кроме отряда крымских казаков, по собственной инициативе прибывших поддержать своих братьев, какой-либо поддержки извне мы не получали.

Сам я держал оружие в руках впервые. Сегодня гибнет очень много хороших парней. Недавно Макеевка хоронила бойца ополчения, сложившего голову под Славянском. Сергей Гришин с первых дней был на передовой. Прекрасный человек, многие его знали. Ему было всего тридцать пять.

Василий Игнатенко, врач-травматолог, 30 лет

Меня ужасает то, что происходит сегодня в нашей стране. Я работаю не в городской поликлинике, а в спортивной команде, но постоянно слышу рассказы коллег о раненых в перестрелках, поступающих в больницу с тяжёлыми травмами. Всё чаще пациентами травмпунктов становятся горожане, пострадавшие в конфликтах, случившихся из-за политических разногласий.

Мой сокурсник работает в одной из больниц Славянска. На протяжении трёх смен ему пришлось бинтовать раны бойцов. А самое страшное, что страдают не только вооружённые люди, добровольно избравшие свой путь, но и мирное население. На глазах моего товарища был обстрелян автомобиль обычного человека, проезжавший возле больницы. Раненого удалось спасти.

Я не знаю, что происходит с нормальными, адекватными людьми, принимающими решение идти в ополчение, и искренне не понимаю массового желания молодых парней воевать за ДНР. Считаю, что создание Донецкой народной республики – заведомо провальная идея. Для меня ополченцы – предатели страны. Мне их искренне жаль: они не считают Украину своей Родиной, считают себя россиянами, но России они не нужны.

Я как-то посмотрел российские новости о событиях, разворачивавшихся в Донецке прямо перед моими глазами. В телесюжете всё было перевёрнуто с ног на голову. Это и сформировало мою позицию. Никогда раньше не ходил на выборы, но в этот раз обязательно буду голосовать. Не хочу, чтобы Донбасс повторил судьбу Крыма и на моей земле воцарился режим Путина.

Михаил Кравец, строитель, 31 год

Мы с женой напряжённо следили за ходом событий с того дня, когда студенты вышли на Майдан. Я был противником коррумпированной системы Януковича, и поддерживал то, что происходило в Киеве, но только до первой крови. Надеялся на то, что это будет действительно антиолигархическая революция. Но ответьте мне сегодня: за что погибла Небесная сотня? У власти такие же олигархи, которые делают всё возможное, чтобы разделить страну на два лагеря и накалить обстановку.

На фоне всего происходящего спекуляция языковым вопросом мне кажется абсурдной. Я родился и вырос в Жашковском районе Черкасской области, несколько лет прожил в Киеве, но четыре года назад переехал в Донецк. Я принадлежу к украиноязычному населению, но для меня язык никогда не был проблемой. С родственниками и друзьями, живущими в Черкассах, я говорю на украинском, с женой и коллегами – на русском, но, даже если иногда перехожу на украинский, меня понимают и никто не смотрит враждебно.

С волной негатива наша семья столкнулась тогда, когда жена разместила в социальной сети статус «Слава Україні – Героям слава!» Было столько нелестных комментариев. Даже с подругой чуть из-за этого не поссорилась. Жена очень чувствительно относится ко всему происходящему в стране и часто плачет, переживая за судьбу нашего малыша. Поэтому я вообще запретил ей смотреть новости.

Я пойду на выборы и отдам свой голос за одного из кандидатов, в надежде, что он сможет стабилизировать ситуацию в стране и закончится эта бойня. Я надеюсь, что после выборов все стороны конфликта, включая и руководство ДНР, игнорируемое Киевом, смогут сесть за круглый стол переговоров и, наконец, услышать друг друга.

Я – украинец и не хочу называться ни малороссом, ни новороссом. Я верил и верю, что Украину ждёт светлое будущее, но только в том случае, если она останется неделимой.

Игорь, водитель такси, 37 лет

Не понимаю, почему, когда люди вышли на Майдан отстаивать свою точку зрения, их называли героями, а, когда на защиту своих прав поднялся Донбасс, мы стали террористами? Гибель одесситов и дончан на совести тех, кого Майдан незаконным путём привёл к власти. Они с ног до головы облиты кровью людей. Сегодня я хочу одного: быть подальше от Киева.

Я видел, как поднималась оборона Донбасса, и не мог оставаться в стороне. Принимал участие в ополчении, в попытке захвата одной из воинских частей. Сегодня продолжаю активно поддерживать Донецку народную республику: помогаю транспортом. Считаю, что Киев сознательно стравливает Запад и Восток. На неприязни Закарпатья к Донбассу сегодняшняя власть поднимает себе рейтинги.

У меня была подруга из Херсонской области. Сейчас она живёт и работает в Польше, но мы поддерживали общение: часто болтали в скайпе, переписывались в соцсетях, поздравляли друг друга с праздниками и днями рождения, отправляя подарки почтой. Как только начало возрастать противостояние Востока с Западом, она от меня отвернулась, хотя лично ей я никогда даже обидного слова не сказал.

Во мне никогда не было вражды по отношению к жителям Закарпатья. Я бывал и в Ужгороде и во Львове. Это – очень красивые города. Возвращался из поездок с хорошими впечатлениями. Но после того, как эти люди пришли на мою землю, стали убивать и заживо жечь людей, называя тела погибших «майским шашлыком», только за то, что мы не хотим жить с ними в одной стране, я не могу сидеть сложа руки. Мы обороняем свою землю.

Я свой выбор сделал 11 мая, придя на референдум. Поэтому объявляю бойкот нелегитимным президентским выборам – 2014.

Марина Айнштейн, переводчик, 44 года

Я долго пыталась разобраться в том, что происходит, определить свою точку зрения на происходящее и понять, какой из сторон мне стоит придерживаться. Следила за событиями в Киеве и бывала на митингах в Донецке. Но пришла к выводу, что ни у кого из них нет искреннего желания сделать жизнь украинцев лучше. Сегодня у власти в Киеве олигархи, движимые жаждой наживы. Не вижу среди них достойного занять президентское кресло, поэтому на выборы не пойду.

Светлое будущее Донецкой народной республики для меня тоже сомнительно. Я до сих пор не увидела их чёткой программы развития региона. Уверена, что мирные переговоры между Киевом и ДНР невозможны. Будут бомбить друг друга, им плевать на мирное население. Ни одна из сторон не уступит, и ситуация в дальнейшем будет только ухудшаться. Украину ждёт разруха. Не вижу будущего в этой стране ни для себя, ни для своего ребёнка, поэтому приняла решение об эмиграции.

Светлана Ефимова, Фокус


Информационное агентство «prolit-septo.ru» Украина - prolit-septo.ruшаблоны для dleскачать фильмы
27-02-2016, 11:48