48eb4596be2ee164
  • На Главную
  • Карта сайта
  • Карта сайта
Приветствуем вас на нашем портале БитсБайдреРус, здесь Вы прочтете актуальные и интересные новости: авто, науки, техногии, спорта, экономики и прочего.

Игра в ассоциацию

ЭКОНОМИКА
Чем обернется для экономики Украины новое соглашение с ЕС
Игра в ассоциацию

Петр Порошенко, Жозе Мануэль Баррозу (слева) и Херман Ван Ромпей в Совете ЕС в Брюсселе 27 июня 2014 года.

Президент Украины Петр Порошенко решился на подписание самой спорной, экономической, части соглашения об ассоциации Украины с ЕС. Именно из-за нее бывший президент Украины Виктор Янукович отложил подписание всего соглашения, решив оценить последствия этого документа для экономики страны. Новые власти Украины тоже брали время подумать о последствиях. Сам текст соглашения содержит более тысячи страниц. Наверное, найдется не так уж много людей, которые прочли документ полностью, но уже сам факт его существования остается предметом ожесточенных споров между сторонниками и противниками условий ассоциации. «Лента.ру» попросила профессора кафедры торговой политики Высшей школы экономики, ведущего научного сотрудника ИМЭМО РАН Алексея Портанского и главного экономиста «Дойче Банка» в России Ярослава Лисоволика рассказать о том, как документ отразится на украинской экономике, и как он повлияет на отношения между нашими странами.


«Лента.ру»: Насколько Украине действительно нужно это соглашение об ассоциации с ЕС? Каковы возможные позитивные и негативные последствия этого шага для страны?


Портанский: Если Украина решила проводить реформы, если на то есть политическая воля и этот курс поддерживается населением и политическими партиями, а это действительно так, то тогда цель оправдана. Дорога к этой цели будет очень непростой, потому что проведение намеченных реформ будет тяжелым и потребует от населения затягивания поясов. Реформы просто так не даются. Но так было всегда, в любой стране. Так было, например, и в Грузии, и в других странах. Причем в случае с Украиной реформы предполагаются более широкими и глубокими, чем в Грузии. Если, конечно, они удачно пойдут.



Игра в ассоциацию


Алексей Портанский

Не так давно в преддверии подписания соглашения об ассоциации была принята так называемая дорожная карта. Она предполагает, что реформы будут касаться практически всех сфер — политической, экономической, а также торговли, администрирования, сельского хозяйства, правосудия и, в особенности, борьбы с коррупцией. И мы видим, между прочим, что последние действия украинского высшего руководства согласуются с этой дорожной картой. Это, в частности, касается предложенных на днях Петром Порошенко мер по децентрализации управления на Украине.


Лисоволик: Если говорить о негативе, то ключевой момент здесь — это низкая степень конкурентоспособности украинской промышленности и трудности, которые она будет испытывать в борьбе за рынок с европейскими компаниями. А эта борьба будет только обостряться, особенно при снижении таможенных барьеров в отношении продукции из Европы. Позитивным моментом является то, что Европа — достаточно большой, емкий рынок. Однако уровень таможенных барьеров со стороны европейцев не такой уж низкий, поэтому степень преференциальности украинских товаров за счет снижения этой составляющей не такая большая.


Еще один важный фактор — инвестиции. Одним из важных преимуществ от расширения инвестиционного взаимодействия с европейскими странами может стать приток капитала и технологий. В то же время, пока европейская экономика переживает спад, дивиденды от возможного роста прямых зарубежных инвестиций в экономику Украины будут ограниченны.


Существует мнение, что подписание ассоциации с ЕС обернется для Украины неравноправным партнерством, прежде всего в экономическом плане. Стоит ли опасаться того, что переход на европейские техрегламенты, разрушит промышленность, ухудшит платежный баланс, ослабит гривну и надолго снизит уровень жизни?


Портанский: Когда после войны США предложили Европе план Маршала, то там тоже партнерство было неравноправным — Европа была в руинах, а США — самой могущественной в экономическом плане державой. В данном случае соглашение об ассоциации также предполагает, что есть сильный партнер — Евросоюз. Он предлагает соглашение об ассоциации странам, которые хотят подтянуться в экономическом, политическом плане и, возможно, в будущем стать членами Евросоюза. Такова изначальная диспозиция. О равноправном партнерстве мы говорим в том смысле, что стороны проявляют взаимное уважение и никто не стремится ущемить интересы партнера. Но при этом все понимают, что одна сторона оказывает помощь другой.


Игра в ассоциацию

Газовая насосная станция в украинском поселке Орловка

Принципы соглашения об ассоциации известны — установление привилегированного партнерства, создание совместных органов для обеспечения сотрудничества и так далее.


Лисоволик: Для украинской экономики ключевым вызовом с точки зрения соглашения с ЕС является низкий уровень конкурентоспособности предприятий. Поэтому, как и в любых случаях торговой либерализации, Украине нужно подготовить свою экономическую систему к таким испытаниям на прочность. В первую очередь за счет полноценной макроэкономической стабилизации (особенно в бюджетной сфере), снижения инфляции и накопления резервов для поддержки национальных производителей.


Отчасти общий баланс выгод и потерь для Украины мог бы улучшиться за счет доступа на европейский рынок, однако следует учитывать, что рынок этот крайне конкурентный. Среди конкурентных преимуществ для украинской промышленности можно отметить слабую гривну и низкие трудовые издержки. Но такие факторы не могут быть основой для устойчивого экономического роста и повышения уровня жизни. Для Украины крайне важно было бы попытаться использовать возможности инвестиционного сотрудничества с ЕС, прежде всего в области привлечения прямых зарубежных инвестиций и создания совместных предприятий с европейскими производителями.


А как быть с переходом на новые техрегламенты, которые могут дорого обойтись украинской промышленности?


Портанский: Россия и Таможенный союз тоже намерены постепенно сближаться с техрегламентами ЕС. И даже уже существующие у нас техрегламенты отчасти построены по образцу европейских. Просто Украине в новых условиях придется переходить на них быстрее
.



Игра в ассоциацию


Ярослав Лисоволик

Что касается промышленности, то здесь вопрос неоднозначный. Потому что на юго-востоке Украины значительная часть промышленности связана с Россией. И пока не совсем ясно, какова будет дальнейшая судьба этой промышленности. И в частности, той, которая работает на наш военно-промышленный комплекс. Мы сильно зависим от поставок с Украины продукции для ВПК. Поэтому любые изменения скажутся и на нас. Но и для Украины это будет непросто — невозможно быстро переориентировать предприятия на потребности рынка ЕС. Поэтому какова будет их судьба, на данный момент я не могу сказать и сомневаюсь, что кто-либо в ЕС или на Украине имеет ясное представление на сей счет. Речь ведь идет об очень значительном комплексе предприятий.


Можно ли сказать, что судьба промышленности юго-востока Украины отчасти зависит от того, как Россия отнесется к подписанию соглашения об ассоциации?


Портанский: Да, действительно, многое будет зависеть от того, какую позицию займет Россия после подписания соглашения об ассоциации. Если мы займем жесткую позицию, нам будет сложнее сохранять это сотрудничество. Если наша позиция будет более дружественной и мы будем искать пути продолжения нашего взаимодействия, тогда промышленные связи с юго-востоком Украины, возможно, будут сохранены.


Не лишится ли Украина в связи с условиями ассоциации своей газотранспортной системы — одного из основных своих кормильцев в последние годы?


Портанский: Газотранспортная система по-прежнему остается объектом переговоров, в которых могут участвовать три стороны: Украина, Россия, Евросоюз. Как это будет на самом деле, на сегодняшний день вряд ли кто-то может сказать. Наилучшим решением будет, если именно три участника определят дальнейшую судьбу газотранспортной системы Украины.


Лисоволик: Не думаю, что соглашение с ЕС приведет к потере для Украины ее газотранспортной системы, но модернизация и приватизация системы, скорее всего, будет осуществляться за счет западных инвесторов. При этом Украина, возможно, будет ориентироваться на использование европейских норм Третьего энергопакета. С точки зрения ЕС, это будет способствовать привлечению западных участников реконструкции и модернизации украинской газотранспортной системы.


Стоит ли опасаться того, что Украина станет лишь рынком сбыта европейских товаров, тогда как ее продукция, даже наукоемкая, не выдержит конкуренции на рынке ЕС, а путь на рынок СНГ ей будет закрыт?


Портанский: Неверно думать, что Евросоюз стремится выстроить отношения с Украиной как метрополия с колонией. Евросоюз заинтересован в том, чтобы это был примерно равнозначный партнер в экономическом сотрудничестве. Дело в том, что если в будущем стоит цель вступления Украины в ЕС, то она должна подтянуться до определенного экономического уровня, чтобы выполнить в будущем так называемые копенгагенские критерии, то есть стать реально готовой к членству в Евросоюзе. Следовательно, ее нельзя разорять, — напротив, надо помочь ей, чтобы ее экономика выросла до требуемых критериев.


Игра в ассоциацию

Украинские сыры в продуктовом магазине.

И в Брюсселе, и в Киеве предполагают, что пусть не через год-два, а через 10-15 или даже 20 лет Украина должна быть кандидатом на вступление в ЕС. Поэтому вряд ли Евросоюз будет вести политику, направленную на подрыв экономики Украины. Никто в этом не заинтересован. Уже до подписания соглашения об ассоциации Брюссель предоставил Украине ряд льгот, освободив ряд товаров от таможенных пошлин, что подтверждает добрые намерения со стороны Европы по отношению к Украине.


Лисоволик: Здесь многое будет зависеть от того, какие шаги предпримет Россия. От того, действительно ли будут вводиться ограничения, чтобы снизить риски реэкспорта Украиной европейских товаров. Из-за низкой конкурентоспособности украинская экономика будет испытывать определенное давление со стороны роста импорта из Европы. В связи с этим потребуются очень существенные преобразования, чтобы повысить конкурентоспособность украинских производителей. Но такого рода структурные преобразования могут потребовать определенного времени — в краткосрочной перспективе вполне вероятен рост импорта и рост дефицита торгового баланса.


Если говорить о возможностях Украины на рынке СНГ, то они во многом зависят от мер, которые может принять Россия. В обозримой перспективе в силу целого ряда факторов Россия будет оставаться ключевым торговым партнером Украины. Поэтому преодоление экономического спада Украины будет во многом зависеть от того насколько оперативно обе страны сумеют возобновить экономическое взаимодействие, в том числе в рамках внутриотраслевых и межотраслевых альянсов.



Стоит ли России закрывать свой рынок для украинских товаров?


Лисоволик: Я думаю, обеим сторонам нужно будет обсудить вопрос о том, каким образом можно сохранить преференциальный режим, который есть у России по отношению к украинской экономике. Все-таки это взаимодействие между двумя крупнейшими игроками в регионе, и оно очень важно в долгосрочной перспективе не просто для России и Украины, но и для региональных экономических процессов на всем постсоветском пространстве.


При том, что введение точечных ограничительных мер со стороны России вполне вероятно, сам по себе режим преференциальной торговли с Украиной все-таки необходимо попытаться сохранить. И для России, я думаю, останется важным ориентиром продолжение курса на интеграцию с Украиной. Поэтому при обсуждении вопросов о рынках можно обозначить чувствительные отрасли, в отношении которых можно было бы предпринять согласованные шаги для того, чтобы смягчить последствия от торговой либерализации для обеих экономик.



Беседовала Татьяна Романова

шаблоны для dleскачать фильмы
10-09-2014, 00:46